Причудливый мавританский особняк Арсения Морозова на Воздвиженке

В 1899 году в самом центре Москвы на Воздвиженке  появился этот причудливый мавританский особняк Арсения Морозова, вызвав шквал критики и неодобрения у современников. Витые колонны, "испанские" ракушки, "португальские"канаты и морские узлы, "горошины перца" и великолепная ажурная корона украшает две башенки и крышу здания. Все это было настолько чужеродно и вычурно для архитектуры России XIX века, что даже в романе «Воскресение» Льва Толстого князь Нехлюдов, проезжая по Волхонке, размышляет о строительстве «глупого ненужного дворца какому-то глупому и ненужному человеку». Однако, именно благодаря столь необычной архитектуре особняк Арсения Морозова на Воздвиженке стал одной из главных достопримечательностей Москвы и памятником архитектуры федерального значения.





Портал парадного входа и две башенки по бокам богато украшены декором в неомавританском стиле, в котором проглядывают черты испанского, португальского, мавританского и исламского средневекового зодчества. А ракушки, которые украшают башни, явно скопированы с известного "Дома с ракушками" (Casa de las Conchas) в Саламанке, Испания. В остальных частях особняка можно заметить элементы классицизма и модерна, что нисколько не портит вид здания, а напротив, делает его уникальным по соей архитектуре.



























Арсений Абрамович Морозов (1873-1908) приходился двоюродным племянником известному русскому купцу и меценату Савве Морозову, но не принимал активного участия в семейном текстильном производстве, не интересовался искусством, не участвовал в благотворительности, и уже смолоду заслужил репутация "бездарного кутилы". Но была у него одна единственная страсть - путешествия. Глупым он был или нет, но желая увековечить свое имя в архитектурном наследии России, Арсений Морозов решает построить самый необычный особняк в Москве. В 1894 году судьба сводит его с архитектором Виктором Мазыриным, который увлекался эзотерикой. Ему то и доверил разработку необычного проекта молодой купец Арсений Морозов, еще даже не определившись в своих пожеланиях.


В поисках вдохновения они вместе путешествуют по Италии, Испании, Португалии..., где и находят восхитительный Дворец Пена в Синтре, построенный во второй половине XIX столетия по проекту немецкого архитектора Людвига фон Эшвеге для местного принца - Фернанду II. Удивительный замок, сочетающий элементы испано-мавританской средневековой архитектуры и национального стиля мануэлино, настолько поразил русского купца, что он незамедлительно приступает к строительству собственного особняка на Воздвиженке. Участок был подарен матерью Варварой Алексеевной Морозовой к 25-летию сына и находился неподалеку от ее собственного дома (Дом купчихи с флигелем на Воздвиженке 14). Строительство началось в 1895 году и завершилось в рекордные сроки - уже к концу 1899 года особняк был полностью готов к заселению.


Но еще на стадии строительства необычный "дом с ракушками" стал объектом насмешек московской аристократии и критических публикаций в газетах. А по словам самого Арсения Морозова, когда мать посетила его особняк, то в сердцах плюнула и сказала: "Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать!" Но по-видимому, это нисколько не смущало эксцентричного миллионера, а лишь подзадоривало, и он по-прежнему утверждал, что его его "дом будет стоять вечно!"  Здесь устраивались шумные банкеты, и собирался весь московский бомонд. Его дядя Савва Морозов приглашал сюда своих многочисленных друзей, бывал тут и Максим Горький.


Интерьер особняка также удивлял своей экстравагантностью и разнообразием стилей. Парадная столовая была декорирована в псевдоготике и именовалась "Рыцарским залом". Главный зал, где проводились шикарные балы, поражал величием ампира. Будуар супруги был выполнен в роскошном барокко. Были здесь комнаты и в арабском и в китайском стиле. А кабинет хозяина украшали атрибуты Востока: холодное оружие на стенах, ковры, тахта и искусная мебель ручной работы. На крыше особняка был обустроен красивый висячий сад.


Но не долго было суждено прожить в своем причудливом особняке Арсению Морозову и закончил он свою жизнь достаточно нелепо. В 1908 году в Твери, где располагалась одна из семейных фабрик, он на спор прострелил себе ногу, пытаясь доказать силу духа, выработанную эзотерической техникой. Морозов и правда не поморщился и вернулся к гостям, которые не заметили его ранения. Но не снятый во время сапог и сильное кровотечение спровоцировали гангрену и заражение крови. И через три дня Арсений Морозов скончался в возрасте 35 лет. Так как с женой он фактически уже не жил и вся его семья не одобряла его образ жизни, то по завещанию особняк перешел во владения его любовницы Нины Коншиной, где она и прожила до революции 1917 года.


В 1918 году в особняке на Воздвиженке расположилась рабочая передвижная труппа театра Пролеткульта, где выступали Владимир Маяковский и Сергей Есенин, ставили спектакли Сергей Эйзенштейн и Всеволод Мейерхольд. В конце 1920-х годов здание передали Наркомату иностранных дел. С 1928 по 1940 год здесь размещалось посольство Японии; в 1941-1945 годах - службы посольства Великобритании и редакция английской газеты «Британский союзник»; с 1952 в течение двух лет - посольство Индии. В 1959 году хозяином здания стал «Союз советских обществ дружбы и культурных связей с народами зарубежных стран» (ССОД) и особняк получил обиходное название "Дом дружбы народов". В доме проводились конференции, встречи с иностранными деятелями культуры, кинопоказы. В 2006 году после реставрации особняк на Воздвиженке получил новый статус и стал именоваться как "Дом приёмов Правительства Российской Федерации". Красивый и в то же время очень необычный особняк Арсения Морозова теперь используется для проведения встреч правительственных делегаций, дипломатических переговоров, конференций международных организаций. Таким образом сбылись мечты непутевого Арсения Морозова, и его причудливый особняк увековечил его имя в истории московской архитектуры.


В статье были использованы материалы с сайта ru.wikipedia.org